Когда в 1857 году основали Американский институт архитекторов, архитектура еще не считалась профессией и только начинала свое становление отдельно от плотничества. Чтобы к архитекторам относились серьезно, они стали следовать практике юридических фирм, объединяя имена партнеров. Это звучало тяжело для восприятия, но надежно и респектабельно. После 1960-х архитекторы начали больше писать, чем строить дома. Появилась тенденция отношения к представителям этой профессии как к художникам. Начали возникать студии с названиями вроде Superstudio или Archigram. Рем Колхас размыл эту грань еще больше, когда взял серьезное название «Office for Metropolitan Architecture» (Офис для столичной архитектуры) с инициалами — OMA. В итоге вышел звук, похожий на буддийскую мантру или немецкое «бабушка».

Сегодня называться именем основателей в архитектуре — скучно. Гораздо интереснее использовать метафоры. В них нет оттенков авторитетности и гения, которые преследуют архитектуру и дизайн уже очень давно. Сегодня мы все понимаем как важна кооперация и мы хотели манифестировать это в нашем собственном названии.

Сразу вспоминается насколько прекрасен в этом плане нейминг Apple. Легенда гласит, что Алан Тьюринг — британский математик и криптограф, создавший машину для взлома нацистской «Энигмы», — покончил жизнь самоубийством, съев яблоко с цианидом. Являясь гомосексуалистом, Тьюринг регулярно подвергался нападкам гомофобов. Ходили слухи, что первые логотипы Apple были цветными, символизируя ЛГБТ-сообщество. Стив Джобс говорил о том, что хотел бы верить в эту версию, однако на деле она остается просто легендой.

Но тут не так уж важно как было на самом деле. Люди, обнаружившие взаимосвязь яблока с принижением прав человека, добавили к образу компании жизненность. История бренда не находится в закостенелом состоянии, а растет и меняется вместе с ним. Похожего эффекта мы добивались создавая Orb.

Семантика

Английское слово Orb имеет много значений: сфера, небесное светило, Земля, глаз, дорога, направление деятельности, среда, общественное окружение. Любая сфера — совокупность точек в пространстве, равноудаленных от центра. Она символизирует наше стремление к прозрачности. В этом смысле мы пытаемся построить открытые взаимоотношения с друг с другом и нашими клиентами, что уже отразилось в бизнес-модели без откатов. Мы хотим стать местом, где разговоры о том, каким мы хотим (или не хотим) видеть наше общее будущее, будут иметь шанс на реализацию.

Кто наши клиенты и что мы даем друг другу?

Мы ориентированы на поколение людей, которых меньше интересует избыточная декоративность и статусность, а больше внимание в жизни которых уделяется комфорту, целесообразности и экологии. Наши клиенты — это люди, которые знают, что «их дом не с краю». Это особенно актуально для Украины, которая так стремится избавиться от советского менталитета в ведении бизнеса и организации общественного и приватного пространств.

 

Люди в среднем 90% жизненного времени проводят в закрытых пространствах. Как дизайн студия, мы несем ответственность за качество этих пространств. Перед нами стоит задача определить образ жизни клиента, проникнуться его отношением к жизни, создав комфортное и функциональное пространство, которое будет совершенствоваться вместе с ним. Одним словом, создать качественное «пользовательское взаимодействие».

Мы становимся теми, кто мы есть только в ходе «диалога». Мы одновременно заложники окружения и его дизайнеры. «То, что мы создаем, затем создает нас» — у этого процесса нет ни начала, ни конца. Мы ведем диалог с вами. Вы меняете нас, а мы меняем вас. Креативный процесс превращается в ритуал или инициацию. И все зависит от того, насколько далеко вы готовы зайти.

Стабильность — иллюзия

Чувствительный и гибкий организм культуры беспрерывно манифестируется в дизайн-объектах и архитектурных пространствах, создавая актуальный микроклимат для людей. Наша задача как студии — улавливать эти флюктуации и своевременно внедрять их в жизнь. Феномен под названием «эффект колибри» отображает всю эту непредсказуемость взаимосвязей, на основе которых наш мир совершенствуется:

«Рассмотрим печатный станок Йоханнеса Гутенберга. Всем известно, что он изменил способ хранения и обмена информацией, вызвав многочисленные революции в науке, теологии и искусстве. Но он также оказал менее известное влияние на, казалось бы, не имеющую отношения к делу область: типография создала всплеск спроса на очки, поскольку новая практика чтения заставила европейцев по всему континенту осознать, что они дальнозоркие (до того, как появились книги, большинству людей не приходилось различать маленькие фигуры на странице). Спрос на очки побуждал все большее число людей производить и экспериментировать с линзами, что привело к изобретению микроскопа, который вскоре после этого позволил нам понять, что наши тела состоят из микроскопических клеток. Вы бы не подумали, что технология печати будет иметь какое-либо отношение к расширению нашего видения до клеточного масштаба!»

— говорит Стивен Джонсон

Общество меняется

Будущее за Интернетом Вещей (IoT), главная особенность которого — синхронизация всего со всем. Тут важна адаптивность и взаимосвязанность. Как это отразится на наших домах и общественных пространствах? Наша задача — подготовить себя и клиентов к этой революции. Поэтому мы на постоянной основе тестируем и интегрируем в свою работу новейшие технологии, будь то очки виртуальной реальности для демонстрации клиентам черновых визуализаций, метод проектирования информационных моделей Building Information Model (BIM) или 3D-сканеры для обмера помещений.

Смысл этого «поворота» заключается в том, что мы не хотим, чтобы дизайн подстраивался под «рынок». Мы не хотим, чтобы людям оставалось лишь выбирать из того, что компании им предлагают. Нам важно, чтобы дизайн говорил с людьми о том, каким мы все хотим видеть пространство и объекты, с которыми мы взаимодействуем каждый день.

Вы меняетесь

«Что, если каждый человек живет в уникальном мире? В мире, отличном от тех, что обжиты и изучены остальными людьми. И это привело меня к вопросу: если действительность отличается от одного человека к другому, вправе ли мы говорить об единой реальности — или же нужно перейти к разговору о множественной действительности? И если есть множество отличных друг от друга реальностей, являются ли какие-либо из них более истинными, более настоящими, чем другие?»

— Филип К. Дик. «Как создать вселенную, которая не рассыпется через пару дней».

Как Филип К. Дик и спекулятивные дизайнеры, мы считаем, что существует не одна реальность, а семь миллиардов разных. Задача состоит в том, чтобы дать им форму. И самое сложное то, что все эти семь миллиардов реальностей (образов жизни) все время меняются вместе с общей реальностью (культурой/природой). А благодаря глобализации и ускорению передачи информации, уследить за всеми этими процессами — очень нетривиальная задача. Это одна сторона того, чем мы занимаемся в Orb: создаем пространство, которое синхронизируется и совершенствуется вместе с нашим клиентом и общей культурой/природой.

Save

Save

Save

Save

Save

Save

Save