Никита Рудик, главный архитектор

Интерьеры в хорошем кино выполняют множество функций: рассказывают нам о личностях главных персонажей, проливают свет на повествование или просто визуально дополняют главный конфликт. Архитекторам вдвойне интересно наблюдать за выбором того или иного решения или предмета интерьера т.к. скорее всего они знают их автора, год создания и историю. В этой подборке три архитектора Orb расскажут о трех фильмах, на интерьеры которых стоит обратить внимание. Вкусы у всех совпадают, поэтому постарались чтобы никто не повторялся. Не получилось избежать того, что большинство картин так или иначе связано с темами будущего, искусственного интеллекта (Никита Рудик случайно умудрился выбрать все три фильма о нем) и одиночества. Так же мы постарались минимизировать спойлеры, но все ровно будьте начеку.

Her, 2013 (Spike Jonze)

В Her не пытались соответствовать общим тенденциям в представлении будущего, а вместо этого сосредоточились на понятии комфорта. На нашем «мягком пузыре уюта», который мы всегда носим с собой. Часто этот уют зависит не только от интерьера, а и от близких, находящихся в нем вместе с нами. Так фильм спекулирует на тему привязанности главного героя к искусственному интеллекту по имени Саманта. Важно то, что Саманта выступает в роли операционной системы  у нее нет тела, только очень человеческий голос.

Привыкнув, что в жанре sci-fi все футуристичное — от одежды до архитектуры — ты испытываешь странное ощущение, когда смотришь этот фильм. «Ее» интерьеры больше напоминают модерн середины века. Даже компьютер главного героя словно вставлен в рамку для фотографий. Это подчеркивает, что фильмы о будущем на самом деле больше о настоящем. В этом случае о проблеме одиночества в современном мире.

В одной рецензии кто-то очень точно заметил, что «меланхолия в Her настолько сильна, что создается впечатление, будто солнце никогда полностью не встает и не садится». Палитра, саундтрек и вид на город очень важны для этой меланхолии. Квартира Теодора была выбрана именно из-за ее панорамного вида. В этом смысле «Her» напоминает фильм бывшей жены Спайка Джонса —  «Lost in Translation» Софии Кополлы. Главный художник-постановщик и той, и другой картины К. К. Барретт.

Интересно и то, как они изобразили город с точки зрения пешехода. Обратили ли вы внимание на то, что у главного героя даже нет машины? Забрав шумные рекламные вывески и трафик все то, что нас окружает в нашем текущем мире, они сказали: «О, теперь мы начинаем быть в будущем (которые хотим)». Это совсем другой подход, нежели в антиутопических фильмах в духе «Бегущего по Лезвию».

Ex Machina, 2015 (Alex Garland)

Большая часть дома, используемая в фильме, на самом деле является отелем. Отель Juvet Landscape создан норвежской командой Jensen & Skodvin Architects. Хотя события фильма происходят на Аляске, на самом деле этот отель находится в отдаленном районе Норвегии среди скал, лесов и воды.

Как и в Her, интерьеры здесь совсем не футуристичные. Некоторые из них, например, гостиная, были сняты не в отеле. Частный летний дом, тоже спроектированный Jensen & Skodvin Architects, дополняет главную тему фильма. Дом и его изящная современная эстетика фактически вырезаны в горе, точно так же как материалы, из которых состоят компьютеры, полностью изменившие наш современный мир, вырезаны из горных пород.

Фильм еще имеет несколько пространств, в которых дикий лес и дом встроены в друг-друга. Таким образом интерьер поддерживает вопросы, которые ставит перед нами искусственный интеллект: где находится граница между природным и искусственным? А зеркала еще больше усугубляют поиск ответа. Художник-постановщик Ex Machina Марк Дигби говорил: «мы хотели постоянно напоминать об этом конфликте аудитории и всем, включая Калеба и Натана».

2001: A Space Odyssey, 1968 (Stanley Kubrick)

Стенли Кубрик известен своим трепетным отношением к деталям. Его фильм 2001: A Space Odyssey буквально установил новые стандарты в кино, став одной из первых картин со стратегическим продакт-плейсментом. Команда работающая над фильмом пригласила производителей и дизайнеров коммерческих продуктов того времени, в том числе IBM, Hilton Hotels, Parker Pens, Nikon, Kodak и др. чтобы они создали прототипы того, как их продукция может выглядеть в 2001 году. Так например, они удачно предсказали планшеты, встроенную мебель, устройства, опознающие человека по голосу или по отпечатку пальца.

Оливье Мург создал «Djinn Chairs» не в рамках производства фильма, но именно благодаря фильму они стали популярными. Название «Djinn» отсылает к исламскому мифологическому духу, который способен изменять форму от человека к животному, тем самым повторяя «эволюционную» тему фильма.

«Djinn Chairs» Оливье Мурга, 1965

Нельзя не отметить комнату, в которую попадает герой в конце фильма. В ней раскрывается идея монолита, появившегося в самом начале фильма в сцене с приматами. Метафора настолько изящна, что попытка описать ее в рамках этой подборки обречена на провал.

 

Ярослав Шафинский, архитектор

Большинство фильмов в этой подборке спекулируют на тему будущего. Будь то далекое будущие межгалактических сообществ или реальность завтрашнего дня, в которой искусственный интеллект начинает играть все большую роль. Представлять будущее в кино важно: это дает переосмыслить людям еще раз, что им нравится в сегодняшнем мире, а что нет. В то время, как фильмы о настоящем могут стать для будущих поколений прекрасной визуализацией ценностей минувшей эпохи. Примеры таких картин подобрал Ярослав Шафинский.

The Fountainhead, 1949 (King Vidor)

Fountainhead остается идеальным представлением всего того, что сегодня не так с профессией архитектора.1 Фильм основан на романе Айн Рэнд 1943 года «Источник». Главная идея романа состоит в том, что только индивидуалисты самостоятельно меняют мир. Такие, как главный герой архитектор Говард Рорк, гений-модернист не идущий на компромиссы с невежественной толпой. А толпа — бездумные потребители традиций и эклектики. Только проблема в том, что противостояние модернизма и викторианской эклектики раскрывается очень поверхностно, не говоря уже о нелепости основных тезисов.

«Сегодня говорят, что Fountainhead мертв, но везде, куда вы не посмотрите, архитекторы изображаются, как будто они странные и особые существа, в большей мере, чем остальные смертные. И их взгляды явно Роркианские. Фрэнк Гери, самый известный архитектор нашего времени, сказал, что отрицание права архитектора на самовыражение подобно отказу от демократии. Но демократия — это воля большинства, а не индивидуума, и Айн Рэнд ненавидела демократию, потому что чувствовала, что она сокрушает личную свободу. Когда линии между индивидуализмом и демократией размываются, можно с уверенностью сказать, что привидение Рэнд все еще преследует нас».2

Айн Рэнд сама писала сценарий и в нем указала, что здания Говарда Роарка должны быть смоделированы в стиле Фрэнка Ллойда Райта. Но Райт отказался от предложения по работе над картиной. Он не верил в сформулированный тезис Рэнд о личной целостности архитектора. Кроме того, он не был заинтересован в том, чтобы быть частью фильма, в котором архитектура служила «фоновой темой сексуального насилия».3

Став бестселлером, это книга вместе с экранизацией подогрели в умах людей представление об архитекторе как индивидуалисте и гении. Интересен только фон с актуальной для того времени борьбой модернизма с викторианской эклектикой. Проблема в том, что модернизм стал возможен именно благодаря глобализации, в частности благодаря переводам текстов о дизайне и сотрудничестве архитекторов разных культур.

Star Wars

Звездные войны огромная сага со своими мирами и сообственной википедией. Неудивительно, что ее дизайн и архитектура заслуживает внимания и вызывают повод для размышлений. Взять, например, Звезду Смерти. Многие архитекторы критиковали ее дизайн за отсутствие общественных пространств, невнимание к комфорту и пробелы в безопасности. Кэмерон Синклер, например, назвал ее очередной «технократической игрой имперского эго». 4

Однако, корабль остается важным культурным артефактом. С этой точки зрения можно проследить как кинематографически было спроектировано знакомство зрителей со Звездой Смерти. Колоссальный масштаб мегаструктуры многократно подчеркивается в сценарии и в панорамных планах, но также усиливается такими пространствами, как туннель с разбитым мостом. Сцена в которой Люк и Лея убегают от стражи еще интересна тем, как она была снята. Показывая ее зрителям с множества ракурсов, фильм дает ощутить весь масштаб пространства Звезды Смерти. Мост существует в практически не функциональном вертикальном валу, подчеркивая размер мегаструктуры Звезды Смерти благодаря тому, как он вертикально соединяет то, что мы представляем сотнями или даже тысячами этажей.

Квартира Падме Амидалы была разработана для «Звездных войн: Эпизод II Атака клонов» и  вдохновлена работами Фрэнка Лойда Райта.5 Мы погружаемся в широкую гостиную, предназначенную для поощрения мирного обсуждения, с серией кремовых диванов и огромным видом на город.

Blade Runner 2049, 2017 (Denis Villeneuve)

Концепт-арт для фильма, Peter Popken

Корпорация Wallace создает новое поколение репликантов. Интерьер их офиса привлек больше всего внимания архитекторов. Популярный архитектурный ресурс Archdaily провел свое исследование и выяснил, что за основу офиса Уоллеса взяли нереализованный проект архитектурной студии Estudio Barozzi Veiga для Neanderthal Museum в Испании. Вейга дали свое согласие на использование идеи, а концепт-дизайнер Peter Popken адаптировал ее к интерьеру офиса. Модернистские формы, вода, игра света и теней вызывают трепет, словно ты верующий, оказавшийся в соборе.

 

 

Pierre Paulin «Ribbon F582 Chair» 1966 года в Blade Runner 2049

Стул, на котором сидит Лав (правая рука Уолесса) в штаб-квартире был создан в 1960-х Пьером Поленом. Кресла из формованной пены, обтянутые тканью прославили его в середине двадцатого века благодаря возможности облекать мягкую мебель в пластичные формы. 

Если сравнивать интерьеры 2049 с первым фильмом, то первым бросается в глаза как намного больше внимание было уделено деталям художественной постановки помещений. Некоторые заметили параллели между атмосферой и цветовыми палитрами первого аниме Ghost in the Shell 1995 года и его продолжения 2004 года — Ghost in the Shell 2: Innocence. Как и там, в первом Blade Runner больше внимание уделялось самому городу, а во втором преобладали оранжевые и желтые тона с характерной атмосферой будто все происходит во сне.

 

Максим Поляков, архитектор

В этих подборках можно найти как вдохновение, так и рефлексию. Нам очень нравиться японский модернизм, поэтому Максим Поляков выбрал целых два фильма, где его можно увидеть. Эти картины напомнят о важности  сотрудничества и обмена знаниями в начале двадцатого века с Японией, в частности для становления модернистского движения.

A Clockwork Orange, 1971  (Stanley Kubrick)

Вторая картина Кубрика в этой подборке демонстрирует как художественная постановка окружения персонажей усиливает, с одной стороны понимание мира в котором они живут, а с другой их собственное отношение к этой реальности. Формат подборки не дает возможности описать все многообразие интересных решений, поэтому описание будет выборочным.

Фильм был снят в лондонском районе под названием Темсмид, который представляет из себя блоки бруталистских многоэтажек, в основном построенных в 60-х.6 Образ тяжелых бетонных блоков оставляет зрителя с ощущением угнетения и отстранения, от части из-за ассоциативного ряда с жильем, которое строилось в тоталитарных советских странах (как и в Украине, где оно строится до сих пор). Бруталистская архитектура жилых районов и государственных учреждений в фильме демонстрирует отстранение между государством и индивидом, свойственное самому времени, когда создавался фильм. 7

Главный герой по имен Алекс живет с родителями, в квартире c кричащими цветами, золотыми обоями и блестящими поверхностями. На фоне этого сурового постмодернистского китча комната Алекса с преобладающими белыми обьемами выглядит более «современной». Любовь Алекса к Бетховену и насилию прекрасно подчеркивается интерьером его комнаты. Штора с портретом Бетховена символично завешивает окно в реальный мир. Намекая, по словам Кубрика, что «культура (облажалась и) не имеет никакого морального влияния на общество. Гитлер любил хорошую музыку, и многие из лучших нацистов были культурными и искушенными людьми, но это не делало их хорошими людьми».8

«Christ Unlimited», Герман Маккинк

В фильме много поп-артовых скульптур, как например, танцующие Иисусы Германа Маккинка в комнате Алекса или «Rocking Machine» того же художника в доме пожилой женщины. Дом этой женщины интересен с той точки зрения, что в нем удивительным образом сосуществует отчетливо викторианская мебель, оборудование для занятия спортом, зеленый лепной декор на потолке, камин и поп-артовые порнографичиске картины.

Интерьер молочного бара «Korova» запоминается скульптурами женщин в порногафических позах, являясь отсылкой к работе «Hatstand, Table and Chair» поп-арт художника Аллена Джонса. Стоит заметить, что эта кажущаяся объективация женщин в фильме носит скорее уличительный характер. В Clockwork Orange «маскулинность», олицетворенная в  Алексе и его «другсах» сама же становится жертвой своих навязчивых идей будь то удовольствие от актов насилия или что либо другое.9

Tony Takitani, 2004 (Jun Ichikawa)

Главный герой с американским именем Тони живет в просторной квартире над безымянным городом Японии. Его мать умерла при родах, а отец с детства гастролирует с джазовыми концертами. Он был одинок столько, сколько себя знает. Эту пустоту в нем начала заполнять девушка, на которой он женился. Однако, у нее тоже был свой способ заполнять одиночество — покупать одежду.

Этот фильм основан на одноименном коротком рассказе Харуки Мураками. Его специфический нарратив (от третьего лица со вставками мыслей главных героев) и сьемка (когда камера медленно двигается слева направо, разворачивая историю, как книгу) создает особое отстраненное ощущение. Как и в Her, метафора одиночества в виде большого окна, является центральной для интерьера.10 Квартира Тони обрамлена гигантскими окнами, создавая головокружительное ощущение пространства. Мир за пределами виден, но будто находится вне досягаемости, отражая одиночество тех, кто находится внутри.

Cherner chair, 1958 год

Влияние японского дизайна на модернизм — спорная тема, повод подумать над которой дает этот фильм. Принято считать, что когда в девятнадцатом веке запад открыл для себя Японию, она вдохновила его на создание основных принципов модернизма. Однако, более внимательный анализ показывает сложнейшую ситуацию, где обмен шел в обе стороны.11

Во многом японский дизайн сплетен с западным модернизмом. Например, неудивительно, что в фильме можно найти одну из икон модернизма — Cherner chair.

 

The Pillow Book, 1996 (Peter Greenaway)

Название фильма отсылает к тексту средневековой японской писательницы Сэй-Сёнагон. Она изобрела дзуйхицу (жанр, в котором автор записывает свой поток сознания) за долго до того, как это сделал Джеймс Джойс. Главная героиня фильма по имени Нагико родилась в Японии. Ее мать китаянка, а отец японец. С детства она страдала от привязанности к телесной каллиграфии. После неудачного первого брака она переезжает в Гонконг, в котором происходит основное действие фильма. Именно там мы видим интерьеры, отражающие мультикультурность исследуемой темы — языка и тела.

Гонконская квартира главной героини напоминает лофт, в который чаще всего кинематографисты помещают художников. В ней присутствует множество элементов японского и западного дизайна: викторианский шкаф, японская ванная офуро, минималистичные кубические светильники, лофтовая планировка. Все время проведенное в Гонконге сопровождается игрой теней на стенах. Тени визуально дополняют рассказ о разрушении связи между языком и телом в современном мире12: «мы создали для себя путаницу из проблем. Это чревато еще большим отрицанием физического «я», ведя к выгодам не-телесного мира и провоцируя даже еще большую зависимость от машины» — говорит об этом Гринуэй. 13.

Работы Грнуэйа часто называют мульмедийными из-за множества используемых им средств повествования. В его работах огромное количество отсылок, за что некоторые его критикуют. Как, например, отсылка к картине «Гвоздика, лилия, лилия, роза» американского художника Сингера Сарджента в сцене с красными китайскими фонариками. Таким образом Гринуэй исследует то, с помощью чего человечество описывает себя и мир, т.е. «через картины (картины, рисунки, фотографии, фильмы), предметы (архитектура, скульптура), слова (печать, каллиграфия), звуки (речь, музыка), и тела (танец, пол)»14.

Save

Save

Save

Save

  1. The Fountainhead: Everything That’s Wrong with Architecture by Lance Hosey
  2. Там же.
  3. Film Friday: «The Fountainhead» (1949)
  4. Подробнее об этом в материале Стрелки: http://strelka.com/ru/magazine/2017/01/09/death-star-and-designers
  5. http://starwars.wikia.com/wiki/Padm%C3%A9_Amidala%27s_apartment
  6. Район так и не был полностью заселен, ознаменовав этим провал модернистского видения социального жилья. Одна из основных причин проблемы с транспортной системой (нет метро и электричек), а также отсутствие коммерческих заведений.
  7. В 1960-70 по всему западу гремели революции, а сам феномен насилия был в центре внимания.
  8. Kubrick on A Clockwork Orange. An interview with Michel Ciment
  9. Planka S. «Erotic, Silent, Dead: The concept of women in the films of Stanley Kubrick»
  10. Больше о метафоре окна и примерах в искусстве тут: Feeling Lonesome: The Philosophy and Psychology of Loneliness, стр. 186
  11. Та Япония, которой вдохновлялись западные модернисты уже перетерпела ряд изменений в следствии индустриализации, принесенной самим же западом. Детальнее в Myths of Modernism: Japanese Architecture, Interior Design and the West, c .1920–1940
  12. «Стремясь представить мир, мы неизбежно теряем его непосредственное присутствие» Давид Абрам (см. тут)
  13. Peter Greenaway’s Postmodern / Poststructuralist Cinema, стр. 292
  14. Fleshing the Text: Greenaway’s Pillow Book and the Erasure of the Body