Когда-то давно архитекторы в обязательном порядке занимались дизайном интерьера. После того как от понятия «дизайн интерьера» ушел утилитаристский душок, оно начало ассоциироваться скорее c модой, чем архитектурой. Сама профессия в том виде, в котором она знакома современному человеку, появилась только в двадцатом веке. И это хорошая новость. Страшно представить какие типовые интерьеры делал бы средний украинский застройщик. Возможно, спекуляция на эту тему стала бы интересным сюжетом для арт-проекта, но мы туда не пойдем. Остановимся на том, что архитектура вносит ограничения на планировочные решения и дизайн. Но даже нормальный интерьер в рамках возможностей, предлагаемых современными застройщиками и, особенно, их типовым жильем — это лишь капля в море среди того, что формируют наше качество жизни.

Сегодня городское планирование и архитектура превратились в всего лишь недвижимость, вопрос инвестиции. И хоть идеалы советской массовой застройки умерли, сами методы остались — дав возможность немногочисленным счастливчикам стать очень богатыми. Вслед за архитектурным журналистом Оуэном Хатерли можно описать современные пост-советские спальные районы как настоящее конвейерное жилье. Эти многоэтажные типовые дома в спальных районах стали нашей нормой. Нормой, которая никому не нравится, но и для которой мало кто видит альтернативы. Как пишут авторы книги In Defense of Housing: The Politics of Crisis: «Люди не живут в домах. Они живут в районах и общинах. Они населяют как здания, так и место в социальной ткани. Радикальное право на жилье должно подтверждать и защищать эту сеть отношений».

В этой статье мы собрали истории о жилых комплексах в надежде показать какими разными они могут быть. Не существует идеальной формулы для хорошего жилья, которая бы подошла всем и во все времена. Собранные примеры показывают, что архитектура — это вопрос диалога множества заинтересованных сторон. Но главная сторона (то есть будущее жители) должна быть самой требовательной. Если мы будем чаще обсуждать то, какими бы хотели видеть наши дома, при этом расширив само определение дома — мы обнаружим, что жилье не обязано быть всего лишь квадратными метрами.

1. Silodam, MVRDV (Амстердам, Нидерланды)

Демассификация, реновация и социальный диалог

Silodam это экономически смешанное жилье в районе доков в Амстердаме, спроектированное архитектурная студией MVRDV. Со-основатель студии Вини Маас назвал проект «зеркалом политических и экономических отношений Амстердама». Проведя бесчисленные переговоры с разными сторонами — местными политиками, органами планирования, возможными будущими жителями — архитекторы выяснили, что все представляли себе совершенно разное жилье. Как студия, которая заинтересована в социологии и политике не меньше, чем в эстетике, MVRDV подошли к проектированию нестандартно. Жилой комплекс Silodam стал занимательным примером демассификации, а также соединения разных экономических и социальных старт в одно целое сообщество.

Комплекс состоит из 157 жилых помещений и офисов различных размеров, пространственных конфигураций и цен, которые соединены вместе в 10-этажном многоцветном блоке. Здание поднимается на сваях из гавани как пристыкованный контейнерный корабль. Со стороны Silodam выглядит буквально как гигантская конструкция Lego. Каждый из сгруппированных вместе блоков внутри здания кодируется цветом для удобства внутренней навигации. Отдельные жилые помещения чередуются с внутренними двориками, балконами, небольшой гаванью для лодок и общей террасой на крыше.

2. Mehr als Wohnen, pool architekten (Цюрих, Швейцария)

Жилищные кооперативы и социальное разнообразие 

Тринадцать зданий, спроектированных пятью архитекторами в районе Лютшенбах является, как и предполагает название — больше, чем просто кучка собранных вместе квартир (Mehr als Wohnen буквально переводится как больше чем жилье). Инициаторами создания района стало объединение жилищных кооперативов Цюриха. Сам проект представляет собой полную противоположность спальным районам — целый городской микромир. Там есть есть два ресторана, отель, кафе, магазины, несколько студий и офисов, музыкальный клуб, галерея, детский сад, ясли и многое другое.

Проект должен был стать ответом кооператива на вопрос «Каким мы хотим видеть будущие жилья?». Главным ориентиром было достижении социального разнообразия. Для этого стоимость жилья была сделана в среднем на 20% ниже, чем на свободном рынке Цюриха. Большая часть квартир это четырех и пятикомнатные семейные апартаменты, диапазон типов которых охватывает множество образов жизни: от студентов и молодых пар до одиноких и пожилых людей. 20% квартир зарезервировано для семей, которые получают социальные пособия. Важно, что они распределены по разным зданиям чтобы избежать образования гетто. Также предусмотрены квартиры для людей с ограниченными возможностями и для сирот.

Город передал землю объединению кооперативов на 60 лет с возможностью продления срока аренды. И это достаточно распространенная практика в Цюрихе. Сегодня кооперативам принадлежит около 10% всего жилья Цюриха (это 50 000 квартир в то время, как население Цюриха составляет около 390 000 человек). А согласно городскому законодательству, к 2050 году эта сумма должна возрасти до 33%. Такое решение было принято по результатам референдума 2011 года. Советуем посмотреть презентацию, где участники кооператива рассказывают о том, как они договорились с городом об этом проекте, сколько он стоил и многое другое.

 

3. Social-Housing Units in Paris, Atelier du Pont (Париж, Франция)

Работа с контекстом, сад и исноляция

Проект мягко вписывается в плотную группу жилой архитектуры парижской улицы Rue de Nantes. Фасад здания облицован черной эмалированной терракотовой плиткой, чье отражение меняется в зависимости от интенсивности и направления света. Таким образом фасад создает элегантное продолжение соседнего здания, построенного Филиппом Газо в 1993 году для Toit et Joie.

Ступенчатая форма с первого по шестой этаж создает большие приватные террасы, обращенные к югу. Такая конфигурация обеспечивают необходимую инсоляцию в столь густой городской застройке. Кроме свободного пространства во внутреннем дворике, квартиры обеспечены своими террасами для большего контакта жителей с солнцем.

4. deFlat Kleiburg, NL Architects + XVW architectuur (Амстердам, Нидерланды)

Пример реновации типовой застройки времен наших хрущевок 

Жилой дом Клейбург это часть сохранившейся модернисткой застройки в районе Бэйлмер на юго-востоке Амстердама. Район построили в 1970х на окраине Амстердама и задумывали как по-истине утопический проект. Архитектура повторяла схему пчелиных сот, которую можно было увидеть только с неба, — любимый прием модернистов. Но самая большая проблема района была в том, что он оказался изолирован от остального города: не было школ и магазинов, а добираться до центра было очень неудобно. Метро заработало только через пять лет после полного заселения района! У городской администрации не хватило сил обеспечить уход за районом и люди стали покидать его.

В 1992 году произошла катастрофа: самолёт Boeing 747 врезался в один из домов, унеся жизни 43 человек. Трагедия привела к еще большему упадку, никто не хотел покупать или арендовать там жилье. Сама идея типовых блоков жилья дискредитировала себя. Дома начали постепенно сносить и заменять новыми. В 2011 году застройщики выкупили последние здание, которое уже давно было непригодным для жизни, — всего за 1 евро. Есть 50-минутный фильм об истории всего проекта: интервью с бывшими жителями, архивные съемки и тому подобное.

 

 

В последние годы наблюдается переоценка модернистской архитектуры. Скорее даже переоценка ее эстетики, чем социальных идеалов. На этой волне проект реконструкции Клейбурга выиграл несколько наград в 2017 году. Стандартные 100 квадратных метров были заменены новыми типологиями, объединив вертикально и горизонтально несколько квартир. Первые этаже были адаптированы под жилье, окна на фасаде увеличены, созданы дополнительные транзитные зоны. Председатель жюри говорит, что проект бросает вызов текущим решениям жилищного кризиса в европейских городах, когда более глубокий вопрос о том какой тип жилья должен строиться, остается без ответа. И хоть благодаря реновации квартиры в Клейбурге получилось сделать очень дешевыми, факт того, что после всех этих побед некоторые квартиры были проданы по заоблачным ценам оказался очень ироничным.

 

5. Richmond Housing Cooperative, Teeple Architects (Торонто, Канада)

Дом как экосистема и жилищные кооперативы

RHC представляет собой природно-реинтегрированный жилищный кооператив. Все жители работают в индустрии гостеприимства и являются членами местного союза под названием Unite Now. Они совместно управляют рестораном на первом этаже. Общественный сад на террасе шестого этажа обеспечивает еду для ресторана, а органические отходы из кухонь используются как компост для сада. Огород орошается ливневой водой с крыш. Это создает самоподдерживающейся цикл, известный под названием «городская пермакультура». Находясь на переднем крае устойчивых инноваций проект добился сертификации LEED Gold за достижения в области заботы об окружающей среде.

Архитектура выступает в качестве среды для выращивания зелени, охлаждения и очистки воздуха и поглощения ливневых вод. Все крыши проекта — это зеленые поверхности, которые помогают изолировать здание.  Требование клиента относительно низких затрат на обслуживание также вдохновило многих на разработку и устойчивые инновации.